January 8th, 2013

Разгром

Надрываются дула. Откуда-то звук оттуда.
Места себе не находит начальник тыла.
Санитарка Дуня: "Меня, - говорит, - продуло,
Я, - говорит, - простыла".

Никому в эту ночь не спится в госпитале полевом,
Кровяные тельца озноблены, целятся по уму,
Никому ничего не снится в ракурсе болевом,
Ничего никому

Вот, например, Нечаев сменил не один отряд,
Прошёл мировую, сызмальства в зоне риска,
Двадцать лет наблюдал революцию октября
В лесополосах - с брянских до уссурийских,

Неоднократно Нечаев сгорал в огне,
По конституции ярко-выраженный партизанин,
Но и ему не по сердцу теперь пропадать в тайге -
Горькой думаю занят.

Он зовёт Евдокию, просит себя на воздух,
Да куда-нибудь на возвышенность, для обзору,
Перелистывает сраженья в голове как гроссбух,
Присматривается к косогору.

А оттуда навстречу лишь дым столбом.
Отступающих слушает, будто спит.
"Поражение, - рассказывают, - разгром,
Отряд, - говорят, - разбит".