Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Заявление от АРСМИРА. Во Владикавказе арестована журналистка Мария Плиева

Ассоциация журналистов и работников СМИ Республики Абхазия выражает возмущение
тем, что 3 декабря во Владикавказе была арестована осетинская журналистка Мария Плиева, выполнявшая свой профессиональный долг по освещению событий, происходящих в Осетии.
По нашей информации Мария Плиева была задержана сотрудниками Центра по противодействию экстремизму и терроризму при МВД РСО на митинге, проходившем на площади Свободы во Владикавказе в поддержку Аллы Джиоевой. Допрос журналистки продолжался 6 часов. Несмотря на требование Марии, протокол  задержания показан не был. 4 декабря во Владикавказе состоится суд над Марией Плиевой, которой предъявлено обвинение в хулиганстве.
Мы, журналисты Абхазии, по-разному оцениваем события, происходящие в Южной Осетии. Но мы едины в том, что задержание журналистки, выполнявшей свой общественный и профессиональный долг в полном соответствии с принципом свободы слова, закрепленным в Конституции Южной Осетии, наносят непоправимый вред не только имиджу Южной Осетии, но и имиджу Абхазии как демократических государств и являются позорным актом беззакония.
Мы считаем, что арест Плиевой - это циничное и откровенное предупреждение для каждого осетинского журналиста, который посмеет открыто выступить с критикой действующей власти.
Ассоциация журналистов и работников СМИ Республики Абхазия призывает журналистов выразить солидарность со своей коллегой Марией Плиевой и обратиться к руководству Северной и Южной Осетии с требованием не компрометировать своими антидемократическими действиями, направленными на ограничение свободы слова и права граждан на доступ к информации. Требуем прекратить давление на СМИ и судилище над журналисткой Марией Плиевой.

Изида Чаниа, Элеонора Когония, Инал Хашиг, Анжела Кучуберия, Зоя Чача, Анаид Гогорян, Ибрагим Чкадуа, Лена Лолуа, Лиана Эбжноу, Руслан Хашиг, Эмма Ходжава, Денис Назаренко, Ахра Бжания, Левон Галустян, Роин Агрба, Семен Пегов, Алхас Тхагушев, Нури Гезердава, Алексей Ломия, Инал Когониа, Юрий Зарандия

ОСКОЛКИ

Мы с моим другом Дэном, поэтом из деревни Крутое Смоленской области, частенько любим что-нибудь приврать, в том числе, и друг другу и ничего плохого в этом не видим. Я заметил одну вещь – многие люди, когда им врёшь, и они тебя волей случая разоблачают – воспринимают твоё враньё, как личное оскорбление. Я считаю, что это в корне неправильный подход. Вы только задумайтесь, когда в детстве вы делали первые шаги на поприще вранья – кому в первую очередь вы врали? Конечно, родителям. Тем не менее, по началу, это нисколько не оскорбляло ни ваши чувства к ним, не их чувства к вам. И так продолжалось до тех пор, пока родители ни решили, что вы стали достаточно взрослыми для вранья, и с этого момента каждый, даже самый малейший, обман начинает ими восприниматься не иначе как предательство. С таким обстоятельством дел большинству людей приходится проживать всю жизнь, мучаясь от чувства вины и одновременно категорического нежелания говорить правду, или им приходится делать это из под палки. Всё это я считаю трагическим недоразумением.
Обратите внимание, кому обычно мы врём? Как правило, врём мы самым близким и горячо любимым  людям. Когда человек говорит мне постоянно правду – я начинаю думать, что он относится ко мне более, чем прохладно. Он мне чужой. Мы врём жёнам (они мужьям), врём детям, племянникам, братьям и сёстрам, дядям и тётям, дедушкам и бабушкам, ближайшим друзьям. Я бы сделал враньё – критерием отношений. Если человек тебе врёт – он к тебе неравнодушен, если нет – ему на тебя плевать. Ну а что, так и есть.
Я, например, вру направо и налево. Из этого можно сделать вывод, что я очень человеколюбивый. К тому же, как говорил добряк Ницше, враньё развивает воображение. И память. Необходимо запоминать – кому врёшь, что врёшь и когда врёшь. В основном я вру о своих несостоявшихся подвигах и о том, какой я на самом деле талантливый. Когда я приезжаю из Абхазии в Смоленск – на родину – в отпуск, это прямо таки праздник вранья. Знали бы вы, какие небылицы я рассказываю друзьям, о моей жизни здесь. По своему содержанию они напоминают не иначе, как героический эпос. Помню, я всем рассказывал такую историю.
Какое-то время я работал в пресс-службе абхазского УЧС, и вот однажды мы поехали обезвреживать двухсоткилограммовую авиационную бомбу в Кодорское ущелье. Бомба упала в огород кому-то из местных жителей в августе 2008 и не взорвалась. Он врылась в землю, на поверхности остался только хвостик. Обезвредить бомбу – означало её взорвать. Чем и занялись сапёры, приехавшие вместе с нами. Естественно, все мы спрятались за здание неподалёку. Взрыв был впечатляющей силы, но никто не пострадал. Кроме меня, разумеется. В меня попал осколок, представьте себе, от двухсоткилограммовой авиационной бомбы. Прямо в лицо. Ещё б чуть-чуть и он выбил бы мне глаз. Фингал под моим карим оком образовался внушительный. Так я рассказывал друзьям не только в Смоленске, но и в Сухуме. На самом же деле, травму я получил при куда более прозаических обстоятельствах. Ещё по дороге в Кодорское ущелье, мы встретили на переправе через горную речушку застрявший грузовик. Он всё буксовал и буксовал и никак не мог выбраться из западни. Мешал ему, вроде как большой булыжник под одним из колёс. Один из сотрудников УЧС, дородный парень, недолго думая, принялся разбивать этот камень кувалдой, и вот после очередного удара от него, от этого, с позволения сказать, камня отлетел осколок – и прямо мне в лицо. Я чуть без глаза не остался, на самом деле. Оттуда и фингал под карим оком. Ну, согласитесь, поехать обезвреживать двухсоткилограммовую авиационную бомбу и получить травму при таких совсем не героических обстоятельствах – настоящий кошмар. Куда приятнее пострадать при взрыве. Так я и решил. Это ещё что! Некоторым дамам в Смоленск по вечерам я ещё названивал в течение недели, говорил, что лежу в больнице с ранением. Зато, за свои страдания, спустя несколько месяцев, я был щедро вознаграждён.
Неважно, что с тобой произошло, главное, чтобы рассказ получился хороший. Я не горжусь своим враньём. Враньё – это средство передвижения от одного рассказа к другому. Ну, а всё настоящее, как обычно, спрятано в пробелах между словами.

ЗАВЕЩАНИЕ

Сидели как-то втроём – я, Нонна и мой друг Ден Кузьмин, поэт-концептуалист, родом из села Крутое Смоленской области. Сначала говорили о том, что слово не воробей, потом о воробьях и о том, как их в своё время истребляли в Китае, Нонна вспомнила анекдот:
- Идёт война между китайцами и абхазами. И, значит, засели на сопке два абхаза – а внизу поле, где стоит тьма-тьмущая китайцев, которые вот-вот приступят к штурму стратегической высоты. Один абхаз спрашивает у другого: «Что будем делать?» Тот отвечает: «Не знаю, я больше переживаю за то, где мы их всех хоронить будем».
Чтобы мы с Деном уж наверняка поняли анекдот, Нонна нам объяснила – Абхазия страна маленькая, а китайцев очень много, дескать, места всем не хватит. Ден – поэт-концептуалист, родом из села Крутое Смоленской области – тут же предложил способ, давно придуманный на Руси. Называется он «подхоранивать». Как известно, земля на кладбищах дорогая, и когда человек умирает, а семья не располагает необходимыми финансами, то можно покойника «подхоронить» к кому-нибудь из родственников. То есть откопать могилу и поверх старого гроба поставить, будем так говорить, новый.
- Разница в цене, - уточнил Ден, - где-то тысяч двадцать, а может и больше. А, кстати, где и как вы хотели бы быть похоронены? – обратился Ден с вопросам к нам с Нонной.
- На Ваганьковском кладбище, рядом с Есениным, - не задумываясь, ответил я, а потом на секунду задумавшись, добавил, - можно и «подхоронить».
- А я тогда в Ясной Поляне под Львом Толстым, - выразил своё желание Ден.
- А почему именно «под», может лучше поперёк?
- Ага, крестом получится. А ещё лучше валетом положить! – завещал поэт-концепуталист, родом из села Крутое Смоленской области.

(no subject)

Собирайся, друг, и пойдём тусить,
от зелёных камней да к подводным змеям.
Ты зачем постригся и сбрил усы?
Раньше был колумбом – теперь туземец.
Впрочем, дикость сближает, нацепим серьги.
Кусок соплеменника – вид товара.
Срубим баблища, изгоним серость –
веселись, товарищ!

Собирайся скорей и пойдём тусить,
чем сидеть в стороне, созерцая бурю,
знаю я, какой из тебя буддист
и твоё «не хочу» и твоё «не буду».
Из тебя буддист – как потом бодун,
вполне предсказуем, но всегда – хреново,
такой же древний, почти как новгород.
Собирайся нюхать, колоть и дуть.
Вместе мы сила. Не вешать нос.
Всё с ног на голову перевернём.
Наша дружба давно никому не новость,
но для многих – шампунь, табурет, верёвка.

Собирайся, друг, впереди процесс
распознанья мира, говна, добра.
Мы ещё приблизимся на процент
к истине. Собирайся, брат,
собирайся, дядя, кузен, отец –
нас ждёт много побед и рвот,
конечно, порой будет совсем не просто,
зато, кого рвёт – никогда не врёт.
Собирайся, мой
самый ближний родственник!